Виртуальное чтиво №24

В сумерках...

В сумерках стояла тишина. Сонный воздух струями тёк над землёю, которая решила отдохнуть от знойного дневного солнца. Луна электрическим фонарём висла на небе, которое не так уж легко было заметить — ни одной звезды. И в это время по спокойно дремлющей местности шёл чёрный силуэт, погружённый в свои мрачные мысли.

«Жрать... пламя сжигает меня изнутри. Я хочу есть, даже не просто есть, а жрать. Тянет на плоть с силой ядерного притяжения. Я не могу дышать, я хочу пить, я хочу жрать. Кровь, дайте мне крови».

В сумерках вампир вышел на охоту. Ему было всё равно — кого убить, какую кровь пить, и как она к нему попадёт. Голод манил его на большую дорогу, где, как известно, всегда водились люди, полные свежайшей крови. Не всегда, конечно, она была высшего сорта — то перебродит, то устареет, то бывает разбавленной всякой гадостью... Иной раз даже пить не хотелось. Но не сегодня. Сегодня сойдёт всё — даже кровь пьяных стариков можно будет выпить залпом, хотя, конечно, лучше всего, если на пути попалась какая-нибудь молоденькая девственница — ибо у таких кровь является самым изысканным деликатесом. Но, к сожалению, их осталось на этом белом свете не так уж и много. Последний раз вампир пил кровь такой лет сорок назад, перед тем как впал в мёртвую спячку.

Он шёл через тёмные заросли кустов, шёл к дороге. Там ему мерещились толпы людей, таких сочных и полных крови, которая ему была столь необходима.

И надо же — чутьё его не подвело. Даже наоборот — вознаградило. Не известно какими судьбами, на дороге оказалась девушка, лет пятнадцати. Вампир неслышно подобрался к ней и схватил её своей сильной рукой за шею.

— Уррррр, — в запале заурчал он, предвкушая ужин небывалого качества. Он уже было собрался прокусить жертве горло, как вдруг ощутил, что способен поднять девочку одной рукой особо не напрягаясь. Вампир в непонятках поднял жертву над собой и осмотрел.

«Тьфу ты!», — в сердцах произнёс он, — «Ты ж ещё совсем маленькая. В тебе-то крови, небось, литра на три, а на пять ну уж никак не потянет».

От досады он отпустил девочку на землю, повернулся и побрёл по дороге с целью найти себе кого-нибудь покрупнее.

«Она, конечно, вкусная, но уж пусть лучше подрастёт немного. Тогда и перекусить можно будет», — думал он. Внезапно он услышал, что его окликнули.

— Дяденька!

Вампир недоумённо обернулся. Он увидел, что его зовёт ещё недавняя жертва.

— Что? — не нашёлся вампир.

— А вы не знаете, как попасть в близлежащее училище для подростков?

Если бы вампир был человеком, у него отвисла челюсть, но так как он им не был, то он просто скривил губы.

— Не слыхал о таком. А поточнее адреса не скажешь? — отвечал он как будто минуту назад совсем не собирался «перекусить» девушкой.

— Рассказывают, что возле Красного Яра есть такая.

— Вот оно что. Да, есть там такая. Тебе ещё километров двадцать по дороге идти. Ты мне скажи лучше, — сменил тему вампир, голод которого всё же давал о себе знать, — Люди тебе по дороге не попадались?

— Я уже три часа иду, а вы первый, кто мне попался.

Вампир подумал, и решил, что если он пойдёт туда, куда собирался, то толку от этого будет немного. Будет лучше, если он составит компанию девочке. К тому же, если он всё же не повстречает никого на пути, то в училище для подростков точно найдёт чем перекусить. Правда, придётся держать свои зубы на привязи, чтобы не «заесть» попутчицей, но это его не пугало. Съест он её или нет, до этого ему не было никакого дела.

— Ладно, давай я провожу тебя, а то ты заблудишься ещё. Или пристанет кто-нибудь, тогда училище лишится такой интересной ученицы, — хорошо, что у вампиров нет чувства юмора, иначе бы он на радостях от такой язвительной шутки точно бы подкрепился лишней парой литров крови.

— Спасибо, — сказала девочка, и вампир подумал, что или у неё провалы в памяти, или она из страха боится ему перечить.

— Ты, это, извини, что я на тебя... Что я... Ну, короче, ты поняла. — Сбивчиво попытался извиниться вампир. К чему это он вздумал извиняться, он сам не понял.

— Ничего, я привыкла, — ответила ему девочка, и только тут вампир заметил шрам у неё на лбу.

— Ой, кто это тебя так?

— Отчим. Я живу вместе с ним с пяти лет, и он меня не любит. Поэтому я решила сбежать, потому что мама за меня не вступается, когда меня он бьёт.

— Кошмар какой. И ты решила поступить в училище?

— Да, говорят, туда принимают даже без документов и денег.

— Не знаю, вряд ли. Я хоть и не сталкивался с этим, но в мире людей без бумажек и денег редко что делается.

— Как же мне быть?

— Ничего, придумаешь что-нибудь. Мир не без добрых людей... — внезапно вампир призадумался. — Нет, пожалуй, здесь нет добрых людей. Здесь одни злые, у них от этого и кровь солоней, аж разбавить хочется иной раз. Тебе надо на восток ехать, вот там хорошие люди. Я как-то попил немного крови такого, так мне просто неудобно стало ущемлять настолько хорошего человека, пришлось его отпустить. Правда, есть возможность, что он сам стал таким, как я, но она невелика.

Вампир замолчал. И они несколько минут шли в тишине. Внезапно на дорогу выбежал заяц.

— Смотри, зайчик! — восторженно сказала девочка.

— Зайчик. — Подтвердил вампир.

— Ты смотри его не ешь, — предупредила вампира девочка, видя что заяц убегать пока не собирается.

— Не буду, я животными не питаюсь... По крайней мере, живыми. Или вообще не питаюсь? — вампир опять не мог разобраться в себе.

Тем временем заяц навострил уши и сиганул в кусты.

— Убежал... — с сожалением отметила спутница вампира.

— Пора и нам идти, — заметил острозубый, и они продолжили путь.

Ночь была спокойной, дорога была не столь уж и пыльной, поэтому можно было просто идти, ни о чём не думая, тем более, что полная луна в небе отвлекала от насущных проблем. Но луну не замечали ни вампир, ни девочка. Они шли, и каждый думал о своём: вампир — о еде, а девочка о судьбе.

— Слушай, — обратилась девочка к вампиру, когда они уже прошли километр пути, — Может ты знаешь кого-нибудь, кто мог бы мне помочь?

— Я же тебе уже говорил, что хорошие люди здесь не водятся, тебе здесь никто не поможет. Мне-то лучше знать. Вот недавно сбили человека машиной, так он, бедный, полчаса у дороги валялся, пока, наконец, его не подобрала проезжавшая чудом мимо машина скорой помощи. А ведь мимо него проходили люди, и никто не помог.

— Про этот случай в газетах писали?

— Не знаю, я газеты отродясь не читал.

— Я читала, что машина сбила одного преступника, и ему, действительно, никто не хотел помочь.

— А по мне всё равно — преступник или нет, но сначала надо помочь, а потом выяснять, кто это.

— И ты думаешь, что мне теперь надо ехать на восток?

— Я думаю не об этом, я думаю о том, где мне поесть взять.

— Но ведь ты, рано или поздно, всё равно найдёшь «еду», а мне как быть?

Вампир повернулся к собеседнице и посмотрел на неё своими чёрными глазами. И надо же, ему на мгновение стало её жалко.

— Не унывай, думаю, что тебе можно помочь. Уж если не добрыми методами, то злыми точно.

— А может не надо злыми?

— Надо. И я даже знаю что делать: в ближайшем населённом пункте, может, даже в том самом училище я кого-нибудь... ммм... оприходую, а тебе дам всё, что останется — деньги, кредитки, что там может быть ещё... Потом вместе уговорим начальников принять тебя на учёбу, а документы я тебе где-нибудь достану. Идёт?

— Но ведь тому, кого ты съешь, будет плохо.

— А кому сейчас хорошо? Не мне точно, я есть хочу. И вообще, говори спасибо, что ты ещё жива, а то ведь я и тебя мог съесть. А к тому, что я питаюсь людьми относись философски — я в последнее время ем только плохих, причиняющих вред обществу, да, к тому же, не так часто.

— Интересно, на свете много таких, как ты?

— Не знаю, я видел только одного, того самого, который меня укусил. Больше не встречал. Да и хорошо, что не видел — меньше конкурентов.

Вдруг вампир остановился.

— Что такое? — спросила его девочка.

— Чую человека. Он идёт впереди. Большой, метра два.

— И ты его хочешь... — с испугом произнесла девочка.

Вампир улыбнулся.

— Ага. Очень. Только я при тебе не буду его есть, так что оставайся здесь и жди меня.

И вампир испарился во тьме. Его не было минут десять, после он пришел довольный и немного порозовевший.

— Теперь можно и дальше идти, — довольно сказал он, облизывая губы, — Жаль, только, опять пришлось мразью питаться.

— Это как? — спросила его девочка.

— Да этот огромный малый оказался криминальным типом. По крови чую, что убивал людей зазря. Может, конечно, он законник, но по лицу я этого не заметил.

— Он сейчас где?

— Я его отнёс подальше от дороги, чтобы ты его не заметила. Тебе ещё рано видеть такие ужасы.

— Неужели это так страшно? — испуганно произнесла девочка.

— Для меня — нет. Для тебя — скорее всего. Тебе вообще вредно смотреть на смерть. Хотя, пожалуй, на неё всем вредно смотреть.

— А ты после смерти куда попадёшь?

Вампир косо посмотрел на девочку.

— Ты чего это? Я как бы вообще не верующий. И мне абсолютно всё равно, что будет со мной после смерти.

— Странно. И ты совсем не жалеешь о том, что делаешь?

— С чего бы мне жалеть об этом, если я так устроен? Да если учесть, что не сам я так устроен, а меня так «устроили», то вообще само понятие «сожаление» становится здесь неуместным.

— Но ведь ты же был когда-то человеком.

— Был, — согласился вампир, — И перестал им быть в некотором роде.

Вампир покрутил глазами и сказал:

— А что это мы всё обо мне, да обо мне. Ты мне лучше расскажи о себе. Как ты жила со своим отчимом, что стало с отцом...

Девочка вздохнула и начала рассказ:

— Родилась я в местечке под названием «Зелёный угол», это такая небольшая деревушка, в которой живут от силы, полтысячи человек. Отец мой был главным мастером по автотехнике, и у нас даже был свой автомобиль. Он чинил всем тракторы в округе, и работы у него хватало — он работал с утра и до поздней ночи, так, что я его видела только по выходным и то не всегда, потому что он и тогда работал.

Правда, иногда он подходил ко мне и гладил по голове, приговаривая что-то хорошее, я уже не помню что, потому что это было давно. У него было такое доброе лицо, такая весёлая улыбка, что мне казалось, что он лучший на свете.

Мать была очень молчаливой, безропотной и тоже слишком трудолюбивой. В нашем доме всегда царил идеальный порядок, все вещи были на своих местах, а пыль в нашем доме никогда не водилась. Из тех времён мне запомнился дымящийся кофе, который мои родители так любили пить вечером. Мне его никогда не давали, видимо, поэтому я его так запомнила — это было единственное, что было мне недоступно.

Жили мы вполне сносно, хотя, конечно, не так благоустроенно, как живут люди в городах, да и работать приходилось много — я это познала на собственном опыте, потому что к труду меня приучали сызмальства. Приходилось мне и на огороде работать, и с животными возиться, и даже детей нянчить, правда, у соседей, когда им не хватало времени. Помнится, малыш их, такой озорной, однажды выполз из люльки, сам добрался до стоящих в углу игрушек и стал с ними играть, заливая всё пространство своим младенческим смехом. Я тогда подумала: «Как мало надо человеку для счастья». Мне самой тогда действительно нужно было немного — лишь почаще видеть отца, да и ладно.

В ту весну в самом конце нашей земли вдруг зацвело старое большое дерево, которое никогда до этого не покрывалось цветами. Мы с отцом вместе пошли посмотреть на это чудо, и он ещё качал меня на качелях, сделанных на этом самом дереве. Я помню ту песню, что он напевал...


Море плещется о скалы,

Нам с тобой осталось мало,

Немного лишь пройти.

Мы с тобою предвкушаем;

Мы с тобою вспоминаем,

Подробности пути.

Та звезда, что нам светила,

Нас с тобою не забыла —

До сих пор горит.

И ребёночек наш славный,

Такой милый и забавный,

Очень сладко спит.

Солнце плавает над морем,

Уходи подальше горе...


Он любил петь песни, но только эту я запомнила. Он качал меня на качелях, солнце нежно освещало его лицо, а вдали зеленели ростки кукурузы.

И внезапно всё это счастье кончилось.

Я как раз сажала клумбу близ дома, как вдруг к дому прибежал сосед. Он встревожено позвал мать, и они ушли скорым шагом. А когда мама вернулась, то я узнала, что отец попал под трактор... С той поры всё изменилось. Мама второй раз вышла замуж за одного из местных фермеров, которые живут только работой и больше ничем. Вот и мой отчим стал меня воспитывать по своему усмотрению, а именно заставлял работать с утра и до ночи, причём выполняла я самую чёрную работу. Любое непослушание наказывалось — на веранде висела небольшая плётка, а мама была слишком робкой, чтобы за меня вступиться. Даже в школу отчим запретил мне идти, и поэтому я и сбежала — что же теперь, всю жизнь жить на ферме, работая в поте лица под присмотром отчима?

Немного, конечно, жаль маму, но, думаю, она даже будет рада, что я освободилась от этих тяжких оков. Теперь я надеюсь получить образование и стать человеком, а то ведь глупо как-то получилось — мне уже пятнадцать, а я и читать-то толком не умею...

Вампир с серьёзным видом слушал девочку и окончательно решил ей помочь.

«Надоело жить впустую», — подумал он.

Тем временем они прошли уже достаточно, но признаков близлежащего поселения не наблюдалось.

— Не знаю, может, я слишком долго спал... — с сомнением сказал вампир, — Но, похоже, до ближайшего поселения нам ещё топать и топать. А ведь тебе пора передохнуть, не всю же ночь идти.

— Но где здесь устроить ночлег? Разве что в стороне от дороги на траву лечь.

— Да, пожалуй, так и поступим.

И два силуэта сошли с дороги, обошли кустарник и нашли небольшую полянку.

— Вот, кажется, то, что нужно, — сказал вампир и снял с себя плащ, — Тебя им накрыть, или ты на него ляжешь?

— Земля ещё не такая холодная... Лучше укрыться.

— Хорошо, — ответил вампир и укрыл девочку одеялом. Сам же он некоторое время походил около неё, а когда заметил, что она спит, лёг рядом и попытался задремать. Через миг он спал так же крепко, как и девочка.


Девочка открыла глаза. Уже поднималось солнце, освещая своими розовыми лучами долину. Рядом ещё дремал вампир, на лице которого играли мимические жилки.

«Ой», — подумала девочка, — «Ему же нельзя быть на солнце», — и она торопливо прикрыла вампира плащом. Этим действием она его лишь разбудила. Вампир вскочил, огляделся и внезапно успокоился.

— Доброе утро, — поприветствовала его девочка.

— Спасибо. — Ответил вампир и потянулся.

— А почему ты не скрываешься от солнца?

— Незачем. Я его не боюсь.

— Но ведь говорят, что вампиры сгорают от солнца...

— Это всё сказки. Вампиры — это те же люди, только живут дольше, потому что питаются кровью. Да и сильнее мы обычных людей, вот и всё. Ты поменьше людей слушай, они тебе ещё не то рассказать могут.

Вампир посмотрел вдаль и присвистнул.

— То ли я долго спал, то ли ещё что то, но, видимо, до ближайшего населённого пункта гораздо больше идти, чем мы с тобой предполагали. Поэтому, следует поторопиться.

— Хорошо, — ответила девочка, и они двинулись в путь.

В это утреннее время на пыльной дороге было тихо. Даже птиц не было слышно, и ветер на удивление не желал освежать местность. Лишь солнце со всей серьёзностью заявляло о своём намерении спалить всё вокруг и грело всё жарче и жарче. Вот как раз в эту пору по дороге шли двое.

Девочка решила спросить вампира о его образе жизни.

— А вы часто впадаете в спячку?

— Ты имеешь в виду... Нет, вообще-то. Это дело добровольное, просто иногда выпиваешь настолько много крови, что больше ничего не хочется. И ты находишь отдалённое место, где и можно поспать. Спим мы от месяца до нескольких лет. Я вот, пять последних лет спал, а то мне уже надоело бодрствовать. Проснулся только полгода назад. Только вот последние несколько дней не ел, поэтому во мне проснулось дикое чувство голода. Когда вампир голодный, на глаза ему лучше не попадаться. До сих пор удивляюсь, как же я тебя не съел?

— Спасибо, что не съел. Интересно, а многие, из тех, кого ты укусил, становятся вампирами?

— Я никого не кусаю. Я пью кровь. Выпиваю её всю. А без крови не может жить никто, а тем более вампир. Хотя, конечно, если бы я просто кусался, тогда число вампиров в округе заметно бы увеличилось.

Так, мило беседуя, двое подходили к близлежащему городу. Именно там находилась школа для беспризорников, или, как назвала её девочка, «училище для подростков». В этой школе учились, главным образом, все те, кто у кого не было родителей, но кто хотел всё-таки стать образованным. Посему дисциплина в этой школе всё-таки была примерной и эксцессы случались нечасто. Директором школы была Марианна, как её называли школьники. Марианна, не поверите, одно время была монахиней в близлежащем монастыре, но однажды ей надоело проводить всё своё время в молитвах и служениях. И она решила служить Богу другим способом. В местной школе не хватало учителей, но зато было слишком много учеников. И Марианна решила обучать детей премудростям. Для этого она прошла в соседнем городе курсы, там же пригласила несколько педагогов, и открыла собственную школу. Вначале это была просто ещё одна школа города, но потом, когда в неё стали принимать всех желающих, туда потянулись и беспризорники, хулиганы и прочие, обделённые образованием. В связи с этим, школа переквалифицировалась, к зданию пристроили небольшое общежитие, и финансировать заведение стала городская казна. Тех подростков, что заканчивали школу, устраивали на работу. Пускай это была не всегда хорошо оплачиваемая работа, но всё-таки теперь молодёжь была чем-то занята, и ей не надо было вставать на криминальный путь, чтобы хоть как-то выжить.

В эту самую школу устраивали без всяких документов и денег, а по окончании её, ученики получали аттестат об образовании, и даже паспорт, если у них такового не имелось. В связи с этим в школу «прибегали» даже с весьма отдалённых районов и городов, где получить документы было намного сложнее.

Подходя к городу, девочка спросила вампира:

— Мы сразу пойдём в школу, или ещё сходим куда-нибудь?

Вампир чуть подумал, и ответил:

— Нет, сначала нужно немного обустроиться... мне. Тебе-то общежитие предоставят, а я жить на кладбище не хочу. Поэтому пойдём куда-нибудь, чтобы кого-нибудь...

— Что кого-нибудь? — испуганно спросила девочка.

— Кого-нибудь спросить, где тут есть где переночевать, — успокоил её вампир. — «Кого-нибудь» мы позже съедим.

Девочке от этого легче не стало, но всё же они пошли узнавать о местонахождении ближайшей гостиницы или ночлежки.

— Почтенный, не скажете ли где тут можно переночевать? — спросил вампир у проходящего мимо толстяка. Тот лишь шарахнулся от каменно-злого лица вампира, которое получилось у него потому, что тот лишь хотел придать себе дружелюбность.

Девочка, смотря на это, робко спросила:

— Может быть, лучше мне спросить?

— Точно, может быть, тебя никто не испугается...

Через десять минут они уже шли по направлению к серому зданию ночлежки для средних сословий, где можно было за умеренную плату рассчитывать на горячий ужин и кровать средней мягкости. Когда они были уже почти на месте, вампир остановился.

— У тебя деньги есть? — спросил он у девочки.

— Нет. Мне родители никогда денег не давали, да они и не нужны мне были.

— А уходя ты не могла у них взять?

— Своровать? — ужаснулась девочка.

— Странно, ты ведь из дома убежала. И тебе надо на что-то жить, а просто на свежем воздухе только трава растёт, да и то только потому, что питается она из земли.

— Я... я об этом как-то не подумала. Да и не настолько мы были богаты, чтобы у нас хорошо водились деньги, мы себя продуктами сами обеспечивали.

— Тогда тебе надо было взять с собой корову, — сказал вампир, но, взглянув на девочку и сравнив её с крупным рогатым скотом, поправился, — Нет, козу надо было взять. Она бы траву ела, а тебе молоко. Так бы легче было.

Помолчав немного, вампир сказал:

— Вон, видишь беседку. Зайди в неё, там тебя не будет видно, и жди меня. Я сейчас схожу кое-куда и вернусь. Только никуда не уходи.

— Ты «кого-нибудь» пошёл...?

— Ага. Но ты не волнуйся, я сделаю это как можно мягче и безболезненнее.

И вампир испарился, так, что девочка даже не успела заметить, куда же он отправился. А упырь крадучись шёл по улице, высматривая себе жертву. Есть он не хотел, поэтому и убивать человека не было необходимости. Достаточно было только заставить человека потерять сознание. Как это сделать вампир знал достаточно хорошо, и ему нужно было только найти «жертву». Рыская вдоль домов и подсматривая в окна, а также настораживаясь при каждом постороннем шорохе, вампир упорно искал того, кто мог бы ему «одолжить» немного денег. Но, несмотря на то, что было уже утро, никто ему на глаза не попадался.

«Странно» — подумал вампир,-Либо все ещё спят, либо сегодня праздник какой.

Но дело тут было даже не в празднике. Просто в том районе, где оказались наши герои, никто раньше девяти часов не выходил на улицы, так уж было заведено. И поэтому вампир провёл целый час в бесплодных поисках, пока ему, наконец, повезло. Он проникновенным взглядом оценил жертву, решил, что она подходит и растворился в прилегающем закоулке, дабы его не заметили.

Врач, которого все звали «Долговязый» из-за того, что тот носил очки, шёл на работу. Точнее, он шёл помочь одному из местных богатых торговцев, ибо у того страшным образом стала болеть голова. Он смотрел на крыши домов, концы которых уже освещало солнце, отчего они выглядели оранжево-жёлтыми. Над одной из них пролетала птица. Доктор на неё засмотрелся — решил определить, что это за вид, как вдруг внезапно глаза застлала тьма и доктор упал без чувств.

Вампир огляделся и затащил доктора куда-то в подворотню. Бешено вращая глазами, он обыскал тело и нашёл в пиджаке бумажник. В бумажнике оказались деньги и документы. Документы вампир повертел в руках, и решил, что лучше их не брать. Поэтому бумажник он положил обратно, и скорее убежал, пока человек не очнулся. А очнулся человек через полчаса, и обнаружил, что его обокрали. Но решил этому не придавать значения, ибо кроме денег ничего ценного не взяли, а пропажу можно было взыскать и с торговца. Но когда доктор оказался на пороге дома богатея, ему сказали, что боль у купца уже прошла, и его услуги не требуются. Однако доктор проявил находчивость, и всё же попросился осмотреть пациента. И нашёл у того множество других болезней, что и помогло ему вдвойне возместить пропажу.

Вампир выглядел довольно странно — такой одежды в здешних краях не носили, уж больно она устарела. Самого хозяина сего странного одеяния эта проблема, похоже, не волновала — ему вообще было всё равно в чём ходить, лишь бы было что поесть. Но постепенно вампир понял, что пора бы сменить одежду, дабы не слишком выделяться среди местных жителей. Поэтому он заодно отправился в швейную лавку, приобрести себе подходящий костюм. Продавец вначале внимательно разглядывал такого странного покупателя, но потом, увидев, что клиент слишком торопится, не поленился продать ему одно из самых модных костюмов, убедившись, что денег для приобретения этой одежды у клиента достаточно.

Вампир быстрым шагом шёл к беседке, ибо вдруг понял, что его до сих пор должна ждать девочка, а он слишком долго ходил за добычей. Он заглянул в беседку, и увидел, что она пуста. Девочки не было...

Вампир посмотрел наверх, но её даже там не было. Он недоумённо вращал глазами, и подумал что её похитили. Возникло желание скушать всё население города... Но потом вампир решил просто осмотреться.

— Куда она могла пойти? — думал он. Вокруг стояло несколько зданий, включая и то, где они хотели переночевать. Вот туда вампир и решил отправиться в последнюю очередь. А сперва он решил спросить о девочке старушку, которая стояла у двери одного из домов.

— Уважаемая, вы не видели куда пошла девочка, которая сидела вон в той беседке?

— В какой беседке?

— Вон в той, — указал рукой вампир, про себя отмечая, что беседка здесь одна.

— Милок, я так далеко не вижу, поэтому ничем тебе помочь не могу.

Такая вежливость немного смягчила вампира, и он решил её не есть, благо был уже сыт. Но остальных жителей он всё ещё хотел съесть, поэтому пошёл спрашивать людей дальше.

— Куда же она подевалась? Может, её съел кто? — от этой мысли у него забегали мурашки по коже. В непонятках он вышел из места, где располагались прилегающие к беседке дома, и стал спрашивать прохожих, надеясь, что они её всё-таки видели.

— Вы девочку не видели? У неё ещё глаза большие голубые и ясные.

— Здесь много таких девочек.

— Нет, — объяснял вампир, — Она одна такая.

Однако, его решительно не понимали, и говорили, что не видели такой девочки.

— Ну и что теперь делать? — вампиру стало себя жалко. Но ещё жальче ему было девочку, с которой могло произойти всё что угодно.

«Надо было её съесть тогда», — думал вампир, — «Не было бы сейчас этих забот», — вампир уже обошёл несколько кварталов, опрашивая прохожих, но никто ничего ему дельного сказать не мог, — «Не могу я так... Не привык я к этому», — упырь терзался в нешуточных противоречиях, потому что после того как он стал кровопийцей, жизнь его текла без потрясений: спокойно и ровно, от одного укуса до другого, от одной спячки до другой. И всё. Но встреча с девочкой будто преобразила его, ему теперь просто надоел этот спокойный образ жизни, он решил что-то поменять в этой умиротворённой, вяло текущей жизни. И вдруг девочка пропала. От бушевавшей внутри энергии, вампир одно время хотел просто кинуться на кого-нибудь и разорвать, надеясь достать из кого-нибудь девочку.

Он ещё раз посмотрел вокруг. Везде ходили люди — город давно проснулся. И нигде не было ни следа малышки, которой было всего пятнадцать лет. Подул ветер, через несколько минут он пригнал за собой дождевые тучи и закапал дождик. Дождь в тех краях был явлением не слишком частым, поэтому ему обрадовались. Капли дождя орошали обычно оранжевые дороги, смывали грязь с крыш, очищали стёкла домов от пыли. Среди дождя ходил вампир и думал, что девочка может простудиться и заболеть. Он не замечал, как наступал в появившиеся вдруг лужи, потому что был физически не предрасположен к болезням. Его волновало сейчас только одно: «Где сейчас находится девочка?» И он уныло бродил по городу, тщательно осматривая местность.

Внезапно вампир остановился.

— Точно! — воскликнул он, — Как же я раньше не догадался! Её ведь можно найти по запаху, — но посмотрев на полный дождя воздух, он усомнился в своевременности такой идеи. Однако желание найти девочку возобладало над трезвым расчётом, и вампир стал ловить те мельчайшие частицы запаха, что всё ещё могли остаться в дождливости этого дня. Запаха девочки не было, но вампир понял что делать. Он решил вернуться к беседке, полагая, что, двигаясь от этого места, возможно найти девочку. Но так как он уже довольно далеко ушёл от того места, то вампиру пришлось немного поплутать, он даже заблудился в одном из кварталов, но всё же, в конце-концов, он вышел к беседке. Но по запаху девочку ему искать уже не пришлось — она вместе с конторщиком из ночлежки стояли в дверях подъезда. Девочка, увидев вампира, улыбнулась и позвала его. Вампир обезумел от счастья и девочка мигом оказалась в его объятьях.

— Ты где была? Я тебя так искал...

— Ты так долго не возвращался, что я решила подождать тебя здесь, в ночлежке. Узнать, можно ли здесь нам переночевать.

— Она за вас так волновалась, говорила, что вы вот-вот придёте.

И все вместе они вошли в здание. Вампир заплатил конторщику, и их ждала маленькая комнатка, в которой едва уместился бы даже один человек, но конторщик посчитал, что им лучше выделить отдельную комнатку, нежели селить вместе с «постояльцами» ночлежки в общую комнату, где умещалось в лучшие времена, двадцать человек.

— Ну вот и можно, наконец, передохнуть, — сказал вампир, у которого в буквальном смысле слова, гора свалилась с плеч. Он присел на кровать и усадил девочку себе на колени. — Больше от меня не убегай, слышишь? — Совсем уже почувствовал себя отцом упырь.

— Хорошо, — отвечала ему девочка. А вампир стал её укачивать, словно маленького ребёнка, пока девочка не заснула. Через несколько мгновений спал и сам вампир.

Утро наступило мягко и нежно, что было необычно, потому что в таких заведениях всегда становится шумно, лишь только первые лучи солнышка прочертят жёлтые квадратики на деревянном полу. Но сегодня почему-то никто не стал смеяться в восемь часов, все просто разошлись по местам работы, а те жители, что остались — продолжали дремать или просто сидели молча.

Вампир открыл правый глаз. Сперва он даже не понял, где находится, но после быстро вспомнил. Он лежал так с открытым глазом ещё минуту, пока не расслышал какой-то разговор. Вампир прислушался. Оказалось, это была молитва. И молилась девочка... за спасение души вампира. Тот так удивился, что привстал с постели.

— Неужели ты за меня молишься?

— Да, я за тебя молюсь.

— А почему?

— Потому что ты убиваешь людей.

Вампир вначале даже не знал, что ответить. Но потом, он решил всё объяснить девочке:

— Знаешь... На свете есть много такого, чего хорошим не назовёшь.

Девочка кивнула.

— Но тем не менее это происходит, и без этого нельзя представить себе жизнь. Так, хищные животные убивают других животных. Это хорошо? Нет. Но по-другому они не могут. Они просто так делают, потому что иначе они умрут. Правильно?

Девочка снова кивнула.

— Но ты ведь не молишься за каждую убитую волком овцу или за каждого съеденного им зайчика?

— Нет, — ответила девочка.

— Так же и я. Я ем людей только потому, потому что по-другому питаться не умею. И мне всё равно кого есть, всё равно, что обо мне подумают — я просто так устроен. Как и хищные животные. Поэтому за меня молиться не нужно, я просто животное в человеческом обличье. Вот и всё.

— Но ведь ты и человек. А люди не должны убивать друг друга.

— Я не человек. Быть может, внешне я его напоминаю — также выгляжу, также разговариваю, также действую... Но внутри, иногда, во мне просыпается нечто нечеловеческое, и бороться с этим я не могу — это часть меня. Так же, как... — однако, удачного сравнения вампиру придумать не удалось, поэтому он сказал: «Ну, ты меня поняла».

— А в Бога ты веришь? — спросила у вампира девочка.

— А я не знаю... Может и верю, а может и нет. Я об этом не думал.

— Но как же. Все должны верить в Бога, иначе сгорят в геенне огненной.

— Это кто тебя этому научил?

— Родители.

— Да родители постоянно страху на детей нагоняют, чтобы те не баловались и слушались. Конечно, вести себя хорошо надо, но... Ладно, не буду даже рассуждать об этом. И вообще, я последние полминуты столько умных слов сказал, сколько ни разу за всю свою жизнь не говорил.

Девочка взглядом одобрила поведение вампира.

— Что теперь будем делать? — спросила она его.

— Теперь?... 

— Да.

— Так, сперва, конечно, надо тебя устроить туда, куда ты всё время рвалась: в школу эту самую. Или нет... сначала надо документы справить. Интересно, где тут местные подделыватели документов живут?

— Но ведь это плохо.

— Да, тут уж не до хорошего. Но ничего, сделаем себе бумажки, и потом можно будет спокойно жить, не опасаясь, что однажды придут люди закона и запекут тебя за решётку.

— Ну если так, тогда это правильно.

— Видишь, и ты согласна. — Внезапно упырь прислушался.

— Что такое? — спросила его девочка.

— За стенкой люди шепчутся. Не нравится им, что у нас отдельная комната. Значит, нам с тобой придётся искать новое место для житья.

— В школе есть где жить.

— Да, тебе. А вот мне придётся либо жить здесь в общей комнате, либо искать что-то другое. Наверное, устроюсь на работу и куплю себе дом.

— А разве это так просто? Дом же ведь дорого стоит.

— Ну, это смотря кем устроиться и что делать. Хотя, я на самом деле не знаю, что умею делать. Но это нетрудно придумать.

— Значит, пошли?

— Пошли. 


Через несколько дней вампир раздобыл документы себе и девочке, а также запасся некоторым количеством денег. Как он это сделал, девочка догадывалась, но предпочитала об этом не думать. Её же устроили в школу для подростков. Директор Марианна была очень рада новой ученице. Она сперва слегка удивилась тому, что девочка с родителем (им представился упырь) практически никаких наук не знает, и не умеет ни читать, ни писать.

— Но ничего, — заверила посетителей директор, — Это мы поправим. Научим всему.

Девочка улыбнулась.

— Так, — перешла к делу Марианна, — Жить, я полагаю, вам есть где.

— Вообще то, нет, — удивил её вампир.

-То есть как, нет?

— Дело в том, что мы приезжие и ещё не успели обзавестись жильём.

— Ученицу я пристрою к нам в общежитие...

— А большего и не требуется, — заверил директора вампир, — Я устроюсь, главное, чтобы ей было хорошо.

— Но я не хочу жить одна, — возразила было девочка.

— Дитя моё, ты будешь не одна. У нас в школе обучается много детишек, и они тебе скучать не дадут.

— А ты меня будешь навещать? — спросила вампира девочка.

— Ну конечно, каждый день приходить буду. Заодно буду следить за порядком.

Директор улыбнулась.

— Вообще-то мы и сами следим за порядком.

— Ничего, — сверкнул глазами упырь, — Лишняя проверка вам не помешает.

На том и порешили. Вампир вместе с девочкой отправился смотреть на общежитие, а директор оформила новую ученицу. Она посмотрела на документы новой ученицы и не нашла в них ничего подозрительного, хотя, если быть честными, они были незаконного происхождения.

— Здесь, — пригласил их смотритель и комендант общежития в одном лице.

Само общежитие было построено очень интересно, казалось, оно было способно вместить в себе не так уж и много человек. Несмотря на это, оно не выглядело тесным, а большие окна этому лишь способствовали. Светлые коридоры создавали впечатление, что вы находитесь где угодно, но не в общежитии. Стены были выкрашены в светло-синий цвет, через каждые пять метров висели картины, многие из которых, видимо, были нарисованы самими учащимися. Вверху висели люстры, которые были сделаны весьма незатейливо, но отнюдь не казались убогими. Свечи в них зажигали сами обитатели, едва наступал вечер.

Комнаты общежития были очень похожи на те, в которых живут обычные люди. Мебель, конечно, была не совсем домашней, но всё же уютные занавески, и резные двери шкафов, а также приятно-жёлтые торшеры заставляли поверить в то, что это не просто место, где живут несколько учащихся, но что-то большее. В каждой комнате размещалось по шесть кроватей, хотя, впрочем, при крайней необходимости в них можно было заселить раза в два больше человек как минимум.

Девочка оглянулась. Её поселили, разумеется, в комнату для девочек. Там царил идеальный порядок, к которому здесь приучали всех: и мальчишек и девчонок, причём последние порой не особо отличались от первых, так как были такими же беспризорниками.

— Своих вещей, как я понимаю, у тебя нет, — спросил девочку комендант.

— Да, — стесняясь, ответила девочка, — Кроме одежды, никаких вещей у меня нет.

— Да ты не стесняйся, — улыбнулся вдруг комендант, — Тут у многих по приходу никаких вещей не было, а была только склонность воровать эти самые вещи. Сейчас мы тебя снабдим комплектом белья, оно будет только твоим и больше ничьим.

Девочке дали стопку одежды и ещё постельные принадлежности, и сказали ей, чтобы она шла в комнату, устраивалась и знакомилась с теми, кто там уже жил.

— Ну что, — прощался вампир с девочкой, — Теперь ты устроена. Осталось устроиться мне.

— Но ты ведь будешь ко мне приходить? — испуганно спросила она.

— Конечно буду! — успокоил её упырь, улыбнувшись. Он обнял её и ушёл.

Девочка прошла в комнату и положила вещи на единственную свободную кровать. В комнате никого не было, поэтому она спокойно застелила кровать и одела «местную» одежду.

КОММЕНТАРИИ

Имя: *

Цифровой ящик:

Комментарий: *

Выпуск в формате Adobe Acrobat ®

© «Виртуальное чтиво». Рассказ «В сумерках...»
Копирование материала допустимо только с указанием прямой обратной ссылки.
Данный рассказ является собственностью «ВЧ». Неужели С. Мейер украла идею у меня? Я его начал писать в 2004-м году.