Виртуальное чтиво №19

Расскажу-ка я вам сказку...

Расскажу я вам сказку про любовь, о которой можно прочитать только в книжках, а эта, как вы сами догадываетесь, не будет исключением. Было это давно, а может и совсем недавно, но было это всё у нас в деревне.

Жил-Был парень по имени Василий. Был он добрым молодцем — красивым и сильным, но уж сильно себялюбивым. И был у него брат младшой по имени Игорь. Тот с детства старался быть похожим на старшего брата, подражал ему во всём. Но совсем не любил он хвастаться, чем как раз Вася всё время и занимался. То скажет, как он ловко на коне всю деревню обскакал, то поведает, как в лесу дров больше всех нарубил, то вообще все зубы заговорит, как на него, на красавца, все девки сегодня смотрели.

А ещё у нас в деревне красавица жила — Полиной звали. Ух и ладная была дивчина, просто глаз нельзя было отвесть — ножки стройны, щёки румяны, плечи белы, глаза сини, коса до поясу, голос как ручей горный, а стан получше чем у любой королевны. А уж работящая была, просто глаз не может нарадоваться: утром только солнышко из холма глянет, а Полина уже и корову подоила, и кушать сварила, и в доме прибрала и в огороде ягод нарвала. Загляденье просто, а не дивчина! И вот на неё-то глаз Василий и положил. И увивался он вокруг неё как бабки вокруг здешнего старосты. И цветочек ей принесёт, и улыбнётся и прогуляться предложит, и корову за неё с поля пригонит... Чего только ни придумывал, да всё без толку — не настолько уж глупа была девка, чтобы быть с таким, у которого нет царя в голове. А когда совсем уж Василий отчаялся, то засела в нём злоба несметная, копилась она в нём бочками, и когда уж стало её совсем много, то задумал он сгубить Полюшку, красу ненаглядную.

Долго думал он что бы сделать, пока наконец не созрел в его голове план коварный и гнусный, да такой, который даже бояре в кремле не придумают. И пошёл он к злой ведьме в лес, шёл он долго — тропами неведомыми, сквозь кусты колючие и леса дремучие, через реки быстрые и поля каменистые. И вот на опушке увидел избушку, та стояла одиноко, из трубы дым чёрный шёл. Даже птицы в том месте не летали, ветер боялся дунуть, а солнце отродясь на опушке не светило. Но ничего этого Василий не испугался, и постучался в дверь.

Злая очень удивилась — неужели пришёл кто-то? Последний раз лет сто назад к ней Чингиз-ахмед пожаловал зелья купить. Неужто он опять? И старая пошла открывать. Дверь скрипнула, и старуха увидела, что перед ней стоял не Чингиз, и даже не старый сосед Кощей, а добрый молодец Василий.

— Чаго пожаловал, молодец? Уж не просто так ли ты такой путь проделал, чтобы на меня посмотреть?

Василий уже хотел попросить, чтобы его покормили, и постель расстелили, но не стал, потому что Злая могла превратить красавца в что-то более незатейливое — в собаку, или комара какого-нибудь.

— Достопочтенная, я за советом пришёл.

— За советом говоришь, — отвечала колдунья, — Я тебе, почитай, не деревенская голова, чтобы ко мне за советом ходить. Но уж больно интересно мне, какой у тебя интерес, потому что хороших советов я отродясь не давала. Признавайся, сгубить кого задумал?

— Да, точит меня дивчина одна, проходу не даёт красота её неземная. Дыхнуть не могу без мысли о ней, а она меня отвергает.

— Что ж, дело это обыденное. Если бы каждый хлопец, что терял бы голову ко мне приходил, то совсем бы уж не осталось гарных дивчин. Или ты думаешь, что я пособник всякому злодейству? Плохо же вы меня, людишки знаете.

— А что же мне делать? Неужто самому её...

— Будешь такие богохульства говорить, превращу тебя в лягушку, тогда у тебя невест будет полное болото.

И пошёл Василий восвояси, несолоно хлебавши. И ходил он так, пока совсем не заблудился. Сморил его сон, и заснул он прямо под деревом.

А в деревне переполох — где Вася, лучший работник на селе? Искали-искали, не нашли. Что делать? Пошли к старосте совета спросить. Тот с печи слез, чарку выпил, буханкой заел и сказал:

— Пропал? Ну, а я тут причём? Сами потеряли, сами и ищите. Да к тому же невелика потеря. Вон, от брата его, Игоря, и то больше толку.

И правда, Игорь и работал больше, да и смекалистее был. А раньше его просто не замечали из-за хвастовства Василия. Потянулись к Игорьку сельчане: подсоби, просили, помоги, укажи как делать, — а Игорь и рад помочь людям, круглыми днями работает, помогает, старается. Радостно ему, что нужен он людям. Но прошёл месяц, и стало ему горько — что же, он тут в селе живёт не тужит, а братик его родный, Вася, пропал? Нет, надо его найти, а уж потом и жить весёлой жизнью. И отправился Игорь брата искать. Провожало его всё село, даже староста пришёл попрощаться.

— Ты уж возвращайся, без тебя тяжко будет.

— Вот найду братца и вернусь, — обещал Игорь.

Девки махали платками, и даже Полина принесла свой вышитый платок, который подарила молодцу в дорогу.

Отправился Игорь в путь. Шёл он через лес, через долины и горы, но нигде не было и следа брата любимого. Игорь спросил у ворона, что сидел на дубу:

— Ворон Михалыч! Чай, моего братца ты не видел?

— Нет, добрый молодец, в этих краях его не видали. Иди-ка ты дальше, до пологих Гор, там спроси у Козла Егорыча, может присоветует чего.

— Спасибо.

— Ну Бог с тобой. Ступай.

И лежал путь на до Гор пологих, до которых много дней, много вёрст. Игорь пил воду из ключей, жевал пшеничный хлеб, вытирал пот платком расписным и шёл дальше.

Скоро сказка сказывается, да не скоро дело делается. Много воды утекло из колодца в деревне, пока Игорь дошёл до Гор. И увидел он высь небесную и шапки белоснежные. И орлы летали под самым солнцем, а у подножья паслись олени и козы.

— Животные добрые, а где я могу найти Козла Егорыча?

— А он высоко живёт. Вёрст двадцать до него идти, молодец. Устанешь, и к вечеру не дойдёшь. Хлебни лучше молочка, а то у меня козлёночка орлы утащили, а молоко всё никак пропасть не может, — отвечала Игорю рыжая коза.

— Благодарствую, — отвечал Игорь и стал доить козу. Он в деревне не только в кузне работал, но не чурался даже бабской работы.

— Хорошо пошло, — напился парного молочка Игорь. — Теперь можно и до Егорыча идти.

И пошёл он в гору высокую, меж снегов ледяных и камней твёрдых. Запыхался Игорь, совсем износил свои лапти, но продолжал идти в высь непроглядную. И так шёл он, пока не увидел Козла Егорыча.

— Ме-е-е, с чем ко мне-е-е пожаловал?

— Да вот, брата родного ищу, никак не могу отыскать. Меня к тебе Михалыч послал. Может, ты его видал?

— Плохо твоё де-е-е-ло, — отвечает Егорыч, — Брата твоего охмурил Коще-е-ей. Он теперь ходит заколдованный по земле-матушке. Даже если ты его найдёшь, то он тебя не признает.

— А как же мне его расколдовать?

— Для этого нужна лекарь-трава, что растёт в тридесятом царстве, в королевстве Бургундии у короля иноземного. Путь туда далёк лежит, и непросто тебе будет добраться, но другого пути нет. Только так ты можешь спасти брата, а иначе он будет до сме-е-ерти ходить заколдованным.

— Спасибо за добрый совет, Егорыч.

— Да чего уж там, спасибо, что зашёл. Нечасто у ме-е-еня гости.

— Ну, я побежал брата спасать.

— Как избавишь его от недуга, передавай весточку через ворона, он прилетит и скажет мне-е-е.

— Так и сделаю.

На том и порешили. Игорь пошёл искать тридесятое царство, дабы найти там нужную траву.

Идёт Игорь по свету, песни поёт. Бодрым шагом шагает, да песни напевает. Солнце в лицо светит, а он лишь быстрее идёт.

Далеко ли путь-дорога,

Много мне ль ещё идти?

Пропади скорей тревога,

Надо брата мне найти.

Заколдован он злой силой,

Чары злостные над ним,

Но клянусь своей могилой — 

Эти чары победим!

Будем снова — я и Вася

В поле златый хлеб сажать,

И детишки хором «здрасьте»

Не забудут нам сказать.

Быстро песня поётся, но долог путь. Свистит ветер в лицо Игорю, идёт он то в дождь, то в туман, то в злой буран, но не сбивается с пути. А дорога вела меж тёмных лесов и чахлых болот, и была она на много вёрст одна. Не ведал он, что много есть разбойников в этих лесах, которые грабят одиноких путников и топят их в болотах.

«Что-то тихо слишком, даже ветра не слышно», — подумал Игорь.

Он оглянулся, но кроме дремучего леса по оба края дороги ничего не увидел, но из дебрей смотрели на него два тёмных глаза, которые через миг исчезли. Игорь побрёл дальше, смотря вперёд. Дорога впереди раздваивалась. Игорь замедлил ход.

«В какую же сторонку теперь мне путь держать, люди добрые?» — вслух сказал он.

Внезапно раздался свист, и Игоря окружили семеро разбойников.

— Путь твой закончен, бедолага! — сказал самый злой и громадный. — Отдавай по-хорошему деньги, иначе смерть твоя будет ужасной.

Игорь посмотрел на разбойников и рассмеялся.

— Да, в этих краях нет добрых людей.

Главный достал из-за пазухи длинный нож, и прорычал:

— Я очень добрый, потому что не оставляю трупы на съедение зверям.

Иван в миг извернулся и выхватил из рук разбойника нож.

— Сегодня, душегубы, не только моя кровушка прольётся на эту землю. А если и паду я, то взять с меня всё равно нечего.

Разбойники оторопели. Они переглянулись и посмотрели на главного. Тот скривил рот, потом посмотрел на Игоря, и сказал:

— Хорошо, путник. Твоя взяла. Вижу, что не по зубам ты нам, шкура выделки не стоит. Расскажи лучше, куда путь держишь.

Игорь подумал: «Всё равно ведь не знаю куда идти, может поведают».

— В тридесятое царство лежит мой путь, только вот не знаю, по какой из дорог дальше двигаться.

— Далеко тебе ещё идти, говорят, что из этих мест никто так далеко не ходил, тем более пешком. Коня бы тебе, так бы и доехал.

— Жалко мне стала из дому вороного забирать, он и в деревне пригодиться может.

— Скотину пожалел, а себя нет?

— А себя что же жалеть? Не железный, не заржавею.

— Неспроста держишь такой дальний путь.

— Да вот брата ищу, очарован он злыми силами, зелье иду искать целебное.

— Ну что же, попробуем тебе подсобить. Эй, зоркий, неси сюда половик.

Зоркий сбегал туда и обратно и принёс пыльный, с вышитыми узорами, ковёр.

— Вот, половик волшебный, нам от одного бродяги достался. Правда, не знаем, как им пользоваться, но ты, видимо, умом не обделён, смекалистый. Вот и дойдёшь сам, что эта за штука такая.

Игорь посмотрел на половик, взял его на руки, отряхнул и присвистнул.

— Да это же ковёр-самолёт. Волшебный, должно быть.

— Может так оно и есть, только вот волшебства мы за ним не замечали. Тебе лететь над правой дорогой, а нам пора — дела не ждут.

— Опять разбой держать?

— А как же? Жить-то ведь на что-то надо...

И вмиг никого не стало, лишь только пыль над дорогой стоит столбом. Игорь отошёл в сторонку, расправил ковёр, сел на него, и решил соснуть часок. 

И снилось ему, что живёт он в деревне не тужа. Рядом брат себе дом построил, и во дворе у него детишек свора. Каждый день есть чем заняться, и вечерком можно хорошо отдохнуть за кружкой душистого хмельного напитка. Только никак не мог Игорь рассмотреть, с кем же он в доме жил, — всё, как будто в тумане. У брата всё ясно и хорошо — и жену его чернобровую видно, и самого его, рослого и крепкого видно, а вот у себя ну ничего.

Очнулся Игорь ото сна, а на небе уже солнце взошло, и лес показался не таким тёмным, как был ещё несколько мгновений назад.

«Теперь надо хорошо подкрепиться», — подумал Игорь. Он достал из котомки кусок ржаного хлеба, из фляги отпил ключевой водицы, потянулся и вдруг увидел, что ковёр под ним стал сверкать красками и радовать взор узорами.

— Чудеса! — только и сказал Игорь. — Теперь пора и путь дальше держать.

Он встал на ковре в полный рост и сказал:

— Дорога не ждёт, полный вперёд!

Ковёр под ним изогнулся, но потом стал прямым и твёрдым, так, что Игорь подумал, что стоит на земле. Он поднялся выше деревьев, и Игорь оглядел окрестности.

— Путь по правой дороге, — сказал он ковру, и тот полетел.

Немало полей, немало дорог, немало печалей и много тревог повидал Игорь за это время, но ни на секунду не забывал о брате, о целебной траве. И когда вдали показались золотые башни тридесятого царства, он поторопил ковёр.

— Скорей, лети туда, где Бургундское королевство.

Ковёр стал на месте.

— Что такое? Не знаешь, куда лететь?

Ковёр дал согласие, немного повернувшись.

— Ладно, давай у кого-нибудь спросим.

Подлетев почти к самой земле, Игорь сошёл с ковра и свернул его в трубку.

— Потерпи пока. Вот найду траву целебную, помою тебя, — ковёр благодарно повертелся в руках.

— Эй, мил человек! — Обратился Игорь к прохожему с кривым шрамом на лице, — Не подскажешь, в какой сторонке королевство Бургундское?

— Иноземец? — Отвечал ему прохожий. — Остерегайся солдат, что ходят здесь, на юге война идёт, — можешь за шпиона сойти.

— А Бургундия где? — не унимался Игорь.

Прохожий оглядел Игоря, увидел, что тот не похож на шпиона, и ответил:

— Вот видишь, вдали виднеется длинная башня? Как раз за ней. Но всё же не судьба тебе до неё добраться, солдаты обязательно тебя схватят у упрячут в неволю.

— Тогда мне надо одёжку такую же, как у вас. Где же мне её взять?

— А давай поменяемся, — предложил прохожий. — Я как раз собираю необычные вещи. Такой одежды, как у тебя, в наших краях никто ещё не видел.

— Давай, — согласился Игорь.

— Я сперва провожу тебя к себе, не здесь же будем меняться.

И они пошли в дом к местному жителю. После того, как Игорь одел иноземную одежду, его стало совсем не узнать, он стал больше походить на знатного боярина, нежели на простого работягу.

— Видел бы меня сейчас наш голова! — подумал Игорь, — Ни за что не признал бы. Перепугался бы, наверное, подумал бы, что я из столицы приехал по поводу дани.

Игорь вышел на улицу, огляделся. Хотел было идти к башне, но тут вспомнил, что у него должен быть ковёр. Но ковра у него не оказалось.

«Наверное, у чужеземца забыл. Как же я так запамятовал его забрать?» — подумал Игорь. Он пошёл назад, но в доме никого не оказалось — дверь была крепко заперта.

— Да, обманул меня чужестранец. Люди тут воровитые, как в Тамбове.

Ничего не оставалось, как идти дальше. Много людей встречалось Игорю на пути, но того самого прохожего он так и не увидел. Но вот его чуть не заметили солдаты. Игорь чудом скрылся за какой-то хибаркой из кирпича.

«Так может и Кондрат хватить!» — подумал Игорь. Он немного переждал, и двинулся дальше.

Спустилась ночь, и башни уже почти не было видно. Но вдруг на ней зажёгся огонёк, и можно было продолжать путь. К утру Игорь уже был за железной громадиной, что возвышалась возле границы королевства Бургундия.

Вскоре он оказался возле дворца здешнего короля.

— Как мне добраться до короля? — спросил он местную дивчину.

— Но к нему так просто не попасть. Сперва надо доложить местному регистратору о прибытии, а потом указать причину визита к королю. Только после этого, возможно, король примет вас.

Игорь ничего не понял из речи чужестранки, поэтому он просто пошёл к воротам и постучался в них. Открылось окошечко, из которого высунулся злого вида охранник.

— С чем пожаловал?

— Мне бы к королю.

— Зачем?

— За травой целебной.

— За травой к королю? Может, тебе к травнику королевскому?

— Сказано, к королю, но можно и к травнику сперва.

— Ладно, заходи. Выглядишь ты как знатный, только разговариваешь как чужеземец. Не спроста, значит, приехал.

Охранник открыл дверь, и пустил Игоря во двор.

— Красота неземная! — только и смог сказать Игорь.

— Тебе надо идти вон в тот домик, — охранник указал направление перстом. — Там регистратор сидит, он тебя в книгу запишет и скажет, куда дальше следовать.

— Благодарствую.

В домике у регистратора было светло, но уж очень пыльно из-за сундуков и книг. Игорь закашлялся.

— Здравствуйте, мне бы к травнику попасть, а потом и к королю.

— Имя, — резко спросил худой и длинный человек.

— Игорь, — покорно ответил Игорь.

— Иностранец. Шпион?

— Нет, я и понятия не имею как это делается.

— Происхождение?

— Деревенский я.

— Это что значит, не пойму?

— По нашему так выходит, я не знаю, как у вас наши места называют.

— Так и быть, так и запишем. Что от короля нужно?

— Да я вот брата расколдовать хочу. Говорят, у него лекарство есть целебное. Трава какая-то.

— Да? И кто же это вам сказал?

— Есть кто.

— Сперва сходи к травнику, он этим вопросом заведует, а после к лекарю. Если не помогут, тогда приходи сюда обратно. Может, даже сам король с тобой поговорить согласится.

— Благодарствую.

Иван был и у травника, и у лекаря, но те лишь пожимали плечами — мол, не слышали мы про траву, что избавляет от тяжкого недуга, вызванного заклятием. Пришлось Игорю снова прийти к регистратору.

— Не знают, говорят, травы нужной. Придётся короля беспокоить.

— Я уже доложил королю. Он тебя ждёт. Пойдём.

Игорь проходил мимо дивных брызгающих штук, мимо вертящихся колёс и огороженной земли с цветами, которые пахли так, что Игорь чуть не забыл, зачем он здесь. У входа в главный дворец его осмотрели солдаты, но ничего не нашли.

— Не замышляешь ли ты чего гнусного? — Спросил его одноглазый солдат агромадного росту.

— Как можно? Мне просто брата надо спасать, а ваш король может пособить.

— Раз так, проходи. Но если сделаешь хоть одно неверное движение, сгноим в темнице.

Перед очами Игоря предстала просто нескончаемая комната с окнами и свечами.

— Сей красоты я отродясь не видал! — сказал Игорь регистратору, который сопровождал его.

— Красоту ты увидишь, когда твой взор найдёт дочку короля.

Шли они через зал долго, потому что он был действительно огромен. После Игорь увидел короля. Был тот невелик ростом, но лицом грозен. Королева сидела подле, и напомнила Игорю жинку головы, только та, пожалуй, постатнее была.

А дочка... Игорь чуть глаза не вывихнул, потому что она была вылитая Полина из деревни.

— Чего я на белом свете видел, но такого... — сказал Игорь.

Регистратор улыбнулся.

— Говорил же тебе, что прекрасней нашей принцессы никого на свете нет.

Игорь не стал рассказывать регистратору про Полину, а то чего доброго пошлют тогда его в деревню, привезти сюда их местную красавицу.

— Чужеземец! — обратился к Игорю король, — Дошли до меня слухи, что ты ищешь лекарство от чар. Так ли это?

— Так, батюшка король.

— Как ты ко мне обратился? — повёл бровью король.

— Так в наших краях принято называть наших царей.

— У нас короля надо называть «ваше величество», — шепнул Игорю на ухо регистратор.

— Регистратор! Прочь, теперь ты не нужен, — приказал король. — Чужестранец, есть у меня то, что тебе надо. Но я удивлён, никто, кроме меня не знал об этом. Кто же тебе поведал?

— Мудрый один.

— Где же он живёт?

— В горах, далеко отсюда. Он узнаёт вести даже от зверей.

— Вот как? Хорошо. Я дам тебе лекарство, но ты должен дать мне что-нибудь взамен.

— Я бы дал, но мой ковёр кто-то украл ещё до того, как я добрался до башни.

— Ты видел вора? — вступил в разговор советник короля.

— Да, он был со шрамом на лице.

— А глаза у него случайно, не чёрные были?

— Да, кажется такие.

— Ваше величество, это работа Араба. Он давно промышляет на нашей границе, только вот поймать его пока было не за что, но теперь не избежать ему возмездия.

— Хорошо. Поймайте его и найдите ковёр. Только что это за ковёр?, — спросил Игоря король.

— Волшебный.

— Теперь ступай, тебе дадут ночлег. Погости у нас немного, пока мои солдаты поймают вора. 

На следующий день вора поймали, и чудесный ковёр предстал перед взором короля.

— Чудная работа, — король провёл десницей по ворсу ковра. — Но ты говорил, что он волшебный. Красота, конечно, тоже волшебство, но...

— Позволь показать, — ответил Игорь.

Король кивнул и подал Игорю ковёр. Игорь встал на него, сказал: «Дорога не ждёт, полный вперёд!» и ковёр поднялся вверх, да так, что его величество оказался далеко внизу.

— Восхитительно! — захлопал король, а Игорь облетел зал и спустился вниз.

— Отлично, я согласен на обмен, — довольно сказал король. — Вот твоё лекарство, оно не просто целебное, оно такое же волшебное, как и твой ковёр.

— Спасибо, — сказал Игорь. — Но теперь мне не на чем добраться до дому, может, одолжите мне вороного коня?

— Пожалуй. Бери из конюшни любого, и ищи брата. Благородное дело ты затеял, достойное.

— Благодарствую.

Вот так Игорь на всём скаку отправился искать брата, ему дали в дорогу котомку с едой, и теперь он был готов отыскать брата хоть на краю света, где земля сливается с небом, да так, что его можно потрогать руками.

«Надо было спросить Егорыча, где теперь брат, а то так я могу и не найти его до весны», — подумал Игорь.

— Что же ты хотел, чтобы тебе всё так сразу на тарелочке выложили? — ответил Игорю... его вороной.

— А ты что, почитай, разговаривать умеешь?

— Да вот земляка увидел, не удержался.

— Так ты из наших краёв?

— Да, меня ещё жеребёнком продал хозяин, а потом я и оказался здесь. В этот королевстве неплохо живётся — овса вдоволь, гулять и пастись разрешают, но скучаю я по родным местам.

— Сразу видно, что наш, — обрадовался Игорь. — Теперь хоть веселее ехать будет, зная, что рядом родная душа.

Путь лежал через степи, через луга и пастбища. Куда взор ни глянь — широта бескрайняя, но ни единого человека.

— Может, мне надо ехать совсем в другую сторону? — Задумался Игорь. — И ведь спросить некого.

— Давай домой поедем, — предложил конь, — Вряд ли он так далеко ушёл от родных мест.

— И то верно, — ответил Игорь, — Может вправду Вася где-то близ дома.

На том и видно стало куда путь держать. Через много дней и ночей добрался Игорь до родимой сторонки, где каждый лист родной, каждый камень о родимой деревне напоминает. Но не видать братца ни в лесах, ни в городах, ни в сёлах.

И вот тут вспомнил Игорь про то, что говорил ему Егорыч: «Охмурил твоего брата Кощей».

— Вороной, ты не знаешь, случаем, где Кощей поживает?

— Как же, известно. За пустошью смертной стоит его жилище. Чёрный замок, в котором он уже не одну сотню лет проживает и на всех страх наводит.

— Ну так поскакали?

— Да что-то не очень хочется. Страшно там, не один человек там сгинул, не говоря уже о зверях.

— Ничего, мы с тобой как-нибудь проберёмся, авось не помрём.

— Авось... Поехали!

Скачет конь, а на нём Игорь. Меняются земли, меняется солнце, приближаются пустоши. И сразу потяжелел воздух — запахло смертью. Спустился туман — закрыл солнце.

— Эге, так мы и замок-то проглядим, в такой-то туман!

— Ничего, — сказал конь, — Я по нюху дорожку найду.

— Что ж, давай.

По земле ползали змеи, и злобно шипели, когда Игорь с конём появлялись и проходили мимо, но напасть не решались — трусость брала верх. Иногда в тумане появлялись чьи-то красные глаза, не иначе, как волк тут был местный, не боящийся злого места.

Вскоре Игорь увидел, как всё ближе и ближе нарастает тёмная тень.

— Мы уже близко, — сказал Игорю конь.

— Да, я это уже вижу.

Замок Кощея был мрачен и страшен. Вороны вились вокруг, каркая и от этого становилось ещё страшнее.

— Обосновался Кощей на славу, — сказал Игорь, — Воистину гнусное место.

Конь нашёл ворота, Игорь слез с него и попытался их открыть, но ворота не поддавались. Тогда Игорёк постучал в них что есть мочи.

— Открывай, проклятый Кощей!

— Зачем так сразу говорить плохо про того, кто плохо никому не делал? — Раздалось у Игоря за спиной.

Игорь обернулся, и увидел старикашку в короне и чёрном плаще.

— Ты Кощей?

— Неужто не похож?

— Не приводилось мне тебя раньше встречать. Скажи лучше, где мой брат Василий, на которого ты чары навёл, сейчас есть?

— Я чары навёл? Да я уже сто лет этим не занимаюсь. Это всё старая Баба-Яга не может успокоиться. Вот и пускает про меня слухи, а сама людей губит. Ну ничего, я с ней поквитаюсь...

— Приду я к Бабе-Яге, а она скажет, что это ты... И мне что так, переводить силы? Давай отвечай, где мой брат?

— Какой ты настырный! Вот сейчас порешу тебя, посмотрим, куда подевается вся твоя храбрость.

Игорь достал свой меч, который ему подарил король Бургундии.

— Ну-ну, положи обратно. Всё равно не поможет, я ведь бессмертный. Ты для меня слишком лёгкая добыча, так что не буду я тебя трогать. Ступай с миром. Я узнаю где твой брат у Бабы-Яги и отправлю его к тебе в деревню. А Старая получит ещё у меня...

И Кощей исчез, лишь иногда из тумана доносилось его бормотание.

— Ну что, вороной, пора родимую сторонушку повидать, соскучился я ужасно по родной деревне.

— За мной дело не станет, — отвечал вороной и через миг уже нёсся во весь опор.

А в деревне все уже думали, что пропали братцы — не видать больше ни Игоря, ни Василия больше.

— Сгинули, — причитали старухи.

— Пропали, — вздыхали девушки.

— Умерли, — делился горем голова.

— Вернутся, — твердил старик Пахомыч, повидавший на своём веку и не такое.

И вернулись братья. По дороге в деревню встретил Игорь Василия. Тот поначалу и не узнал братца, но как только отведал травушки целебной, выздоровел. Полегчало ему, злость ушла. Василий стал душевнее, мы ведь не поведали, что с ним было, когда его околдовали, перенёс он немало горестей и напастей... Обнял он Игоря так, как будто много зим они не видались, и поехали к родимой сторонке.

Гуляли всей деревней, радости-то уж было, хоть бочками меряй! Голова так браги нахватался, что его нашли лишь к полудню в сарае. Девки все ужо с ума посходили, братьёв окружили, думали тотчас под венец. Но те лишь скорей укрылись у себя дома, а то не дай Бог обидеть кого, так они друг у дружки все патлы повыдёргивают. Хмельное лилось рекой, я там был, и его пил. По усам не текло, потому как молодой, не хожу я с бородой.

Погоди-ка, а где же тут любовь? А был бы слушатель посмекалистей, ужо точно заметил бы где. Она в этой сказке всюду есть. По правде сказать, она везде есть, только замечают её не всегда. И разглядеть её удаётся далеко не каждому, но тот, кто её увидит, счастливым станет. Это вам и Пахомыч скажет.

КОММЕНТАРИИ

Имя: *

Цифровой ящик:

Комментарий: *

Выпуск в формате Adobe Acrobat ®

© «Виртуальное чтиво». «Расскажу-ка я вам сказку...»
Копирование материала допустимо только с указанием прямой обратной ссылки.
Данная сказка является собственностью «ВЧ».