Поездка в Петроград

О трёхдневной поездке в Санкт-Петербург

Ездили в Питер втроём — я, Петро и Миха. На три дня. Поселились в очень своеобразной гостинице Выборгская.

Перед этим чуть не опоздали на самолёт, но его всё равно задержали на пару часов. Питер встретил нас влажностью и свежим морским воздухом. Чтобы продлить удовольствие, мы шли два часа по Московскому проспекту, и почему то, через каждые полчаса нам встречалось кафе «Кофе Хауз». Всего в Питере мы встречали их раз девять. 

После мы поймали таксиста, который отвёз нас рублей за 300 до гостиницы, причём гнал он очень быстро, и тут ты вспоминаешь, что это же Ленинград, и здесь разводят мосты.

Успели буквально за десять минут.

В пути услышали по радио как один Тимур поздравлял своего деда «с войной».

На следующий день мы пошли гулять по центру Питера, по Невскому, заглянули на Исаакиевский собор, прогулялись по Набережной. Над памятником Петра Первого расступились тучи и засияло солнце. Море туристов гуляли, как и мы, по узким улочкам Петрограда. Зашли в кафе и увидели там удивительную и исключительно питерскую картину — за столом в одиночестве сидела девушка, на столе стояла бутылка пива, в руке у неё была сигарета, но при всём при этом она читала! 

Больше этого факта удивляет только питерское метро, которое принуждает нас к неторопливости, после суеты столичной подземки. Защита от наводнений с непривычки пугает — почему поезд остановился посередине тоннеля и говорит, что уже приехал? Да и вообще, иногда станции метро напоминали гостиницу, где посетители просто ждут лифт.

В вагонах при выходе никто не толкается и не торопится. На эскалаторах, идущих вверх занимают две полосы, одну занимают только на эскалаторе, идущем вниз. В вагонах я видел читающих с карандашами, они подчёркивали что-то в книгах. А ещё, что было особенно приятно, на стенах вагона отсутствовали напрочь отвратительные объявления о прописке, кредитах или страховке, с которыми в столице безуспешно борется зачастую низкорослый персонал метрополитена. Поразила меня и колонна, находившаяся метрах в трёх от эскалатора прямо посередине людского потока. Это бы, видимо, своеобразный ограничитель скорости движения. Самый интересной особенностью метро мне показалось то, что оно в праздник взяло и закрылось. Вот так. Поэтому на память о нём я оставил себе жетончик.

На дворе было 9-е мая. По центральным дорогам ехали грузовики с ветеранами, облепив дорогу по бокам, кричали «спасибо» школьники. Шёл обычный питерский дождь. Никогда не забуду изумительной красоты внучку, стоявшую среди толпы со своим дедом.

Укрываясь от дождя, и одновременно пытаясь увидеть происходящее на дороге, люди забирались на подоконники магазинов, располагавшихся на первом этаже. 

На Александровской площади начинался концерт. Проходя к ней, по пути мы увидели Валуева, потому что не увидеть его было сложно.

Концерт вёл Харатьян с какой-то артисткой. Выступала Матвиенко, Гвердцители (во время её выступления всё время что-то ломалось-то звука не было вообще, то фонограмма «не заводилась»), Розенбаум; какой-то депутат спел нам «новую» песню. А ушли мы как раз под звуки какой-то совсем не военной, а итальянской песни.

Салют пропустили — сидели в каком-то кафе. Сидели и обсуждали столицу, чего ради? Ну, может быть здесь атмосфера располагает. Назад нас отвезли за 200 рублей + чаевые 100 рублей. 

Следующий день начинался, как заведено в Питере, с серых облаков. И нашу экскурсионную программу мы начали с Петропавловской крепости, минуя зоопарк и мечеть, которую, оказывается, построили в 1920 году!

Проходя мимо Нахимовского училища мы дошли до Авроры, жаль, только, что по понедельникам она не работала. Поэтому мы решили отправиться на поиски знаменитого броневика, на котором выступал В. И. Ленин. Мы почему-то решили, что он находится около Финляндского вокзала.

Питер поразил, помимо своей великолепной архитектуры, ещё и адресами. Дом 1 литер 4 — звучит! А ещё мне понравились мемориальные доски, если в столице обычно в знаменитых домах жили государственные деятели, политики и учёные, то в Питере, в основном, балерины, композиторы и писатели. Воистину культурная столица.

На Финляндском вокзале броневика не оказалось. Расписание поездов порадовало наличием маршрутов в ту самую Финляндию после созерцания которого мы пошли подкрепиться в привокзальную трапезную. Зря мы это сделали, хотя несвежесть продуктов заметил только я.

Помню, проходя мимо фасада вокзала я увидел учащихся какой-то военной академии, сначала парней, а потом и девушек неземной красоты. Все они были в форме — зрелище не отвесть глаз.

Вернувшись на Невский, заметили, что похолодало. Я в лёгком светлом костюме — сразу видно что турист. Посему решили отправиться на экскурсию «Мистический Петербург». 

Экскурсовод, интеллигентный мужчина, сразу спросил: «Петербуржцы есть? А ленинградцы?». Почти никто не ответил. Он сразу нам стал рассказывать ужасно интересные вещи, которые, по идее, нужно было обязательно знать, из-за этого можно было себя почувствовать элементарным неучем.

Он показал нам памятник Екатерины Второй, рассказал о том, что по фототелеграфу за 20 минут доставляли сообщения аж до Варшавы ещё задолго до изобретения таких средств связи, как телеграф и телефон. От него мы узнали, что Петр I совсем не осушал болота — их здесь попросту не было, потому что населённый пункт на месте нынешнего С.-Петербурга существовал чуть ли не с XII века (а может быть даже и с VIII).

Заезжали мы и на кладбище, и у великолепного Смольного собора побывали, где есть замечательный камень. Говорят, если перед свадьбой на него станешь, хлопнешь, а эха не будет — значит, не чист душой.

Собственно, приезжайте и покупайте билеты на экскурсию. Она длилась 4 часа, но они пролетели незаметно. Чего стоит один рассказ о «мистических двойниках».

Наш последний день мы решили провести в Эрмитаже. Да, очередь, но не слишком уж большая. Билет для граждан РФ всего 100 рублей, для иностранцев — 400. Мне кажется, это единственный на данный момент положительный момент гражданства РФ. 

Эрмитаж поразил нас необъятностью. Ещё бы не было туристов и школьников, было бы совсем замечательно. Больше всего порадовала картина Да Винчи, на которой было ясно видно, что он рисовать-то не умел; возникло желание увидеть Джоконду и налицо убедиться что так оно и есть.

Прогулка по Эрмитажу научила одному — искусством надо наслаждаться понемногу. Нельзя галопом оббежать все залы, потому что все шедевры попросту начинают приедаться.

Более всего я запомнил мраморную скульптуру (точнее, бюст) графини (запамятовал какой, каюсь) невыразимой красоты и натуральности, такой, что мне очень захотелось её поцеловать.

Бесспорно, впечатлили нас также доспехи рыцарей, пистолеты и кортики; полотна итальянских и даже немецких мастеров.

Изделия из золота, черепашьих панцирей и серебра, одно лучше другого, наглядно показывали, каких чудес могло достичь совершенство человеческих рук.

Усталость взяла своё и мы покинули Эрмитаж. Одолевший нас голод и три часа дня заставили нас опоздать на Аврору — музей работал до 4-х часов. Не работала и кунсткамера, пришлось нам отправляться путешествовать на лодке. Спасибо организаторам за тёплые одеяла, иначе я бы точно попросту умер от холода.

На лодке можно было наблюдать архитектурные шедевры Петербурга под другим углом, жаль только, что голос девушки-экскурсовода был почти не слышен из-за шума мотора. Проплывая под мостами, высота которых от кромки канала зачастую меньше трёх метров, пропитываешься особым чувством. Нева плещется за бортом, наверху снуют туристы, перебегая через дорогу от одного поребрика к другому, по краям сплошь знаменитые дома знаменитостей да посольства, огороженные заборами особняки и дворцы, а ведь ещё недавно, в XIX веке в Питере можно было снять даже угол, а совсем не отдельную комнату — вот вам блеск и нищета тогдашнего общества.

В Питере удивляет не только архитектура, которую ещё не успели уничтожить, как это практически сделали в столице; удивляют люди. Эта вежливость, без всякого оттенка нарочитости; это большое количество молодых свежих, несмотря на угрюмую ленинградскую погоду, лиц; это непередаваемое ощущение от того, что в подворотне в центре города двое жителей играют в шахматы; эту питерскую старушку, которая, проходя мимо, остановилась и спросила, не надо ли нам помочь? 

Возможно, это к лучшему, что город раза в два беднее столицы — меньше людей, меньше проблем, меньше машин. Ощутимо меньше, это точно. Здесь сложилось впечатление что наземный транспорт действительно ходит, а не передвигается. А ещё я подумал, что здесь все друг друга знают в лицо. 

Улетать обратно не хотелось, очень. Хотелось остаться здесь, с читающими девушками, с живыми лицами, которые смотрят тебе в глаза, а не просто с мёртвыми лицами идут по улице. Хотелось дышать этим бодрым воздухом и так же, как и местные жители научиться не пользоваться во время дождя зонтиком.

Хотелось… но обратный билет звал обратно. Обратно мы шли пешком и вернулись в город, как и положено в таких случаях, по Ленинградскому шоссе.




P. S. В Питере мы всё время ожидали увидеть Боярского, в шляпе и с синим шарфом.

2 июня 2010 года


Оценка материала:

 
На данный момент нет голосовавших

Число просмотров: 0
Михаил, 23.10.2011, 21:54

Да, съездили отлично!

Имя *

Цифровой ящик

Комментарии *


Warning: Unknown: open(/var/tmp/sess_4vdjjbb8d9o75958dtlca0q8k7, O_RDWR) failed: No space left on device (28) in Unknown on line 0

Warning: Unknown: Failed to write session data (files). Please verify that the current setting of session.save_path is correct (/var/tmp) in Unknown on line 0